Не солнечный и не зайчик

Любите ли вы свое имя, так как терпеть не могу его я? Не имя собственное, коим нарекли в несознательном возрасте родители, а имя существительное, принадлежащее нам по праву рождения. Женщина. Точнее – «жэнь-щщина».

Я возненавидела его с досовершеннолетнего возраста. Еще бы – толстенькая, невысокого роста, в модном прикиде и на каблуках школьница имеет полное право оскорбиться, когда ей в автобусе тычут деньги: «Жэнь-щщина, передайте!». Правда, иногда, увидев нежное личико, извинялись: «Ой, дитё…».

Ныне еще больше коробит это гендерное слово.  И больше всего от товарок по несчастью. В супермаркете: загородив путь (на бешеной кобыле не объедешь), устроились почесать языки подружки. По центнеру веса, столько же косметики, а посему возраста неопределенного, но вряд ли даже тридцатник стукнуло. И одна так снисходительно другой: «Пропусти жэнь-щ-щину».

Любые другие обращения также не вызывают особого восторга. «Солнце, ну-ка подвинься» — мужик в автобусе. Да какое я тебе светило! После бурной гулянки, в темных очках, прикрывающих счастливый взгляд и синяк. И не буду тебе объяснять, что нежная рука любимого плохо ориентировалась в пространстве, поэтому лучше называть «фонариком».

Бесцеремонный тычок в бок: «Заяц, как штуковину засовывать?» — это вообще ниже пояса. Здоровенный дядька с протянутой рукой и пластиковой картой просит совета возле банкомата у дамочки, у которой с детства передний зуб «зализанный», затем ударенный велосипедом, а поэтому кривой. Хотя — он же в нюансы моего травматизма не посвящен…

«Тётя» и его производные вызывают стойкую идиосинкразию. Моментально в памяти всплывает эпизод. Мы с подружкой отдыхаем на море и каждый день сбегаем с крутой горы к пляжу. Я еще по-прежнему увесистая пышка, в сарафане роскошной цыганской расцветки, с эксклюзивной корзинкой, как галеон на всех парусах и без тормозов несусь под гору. Сзади, путаясь в моих тряпках, семенит щупленькая подружка и подпевает: «Тётя, тётя, тётенька, продайте мне билет! Это ведь не опера – роковый концерт!»

Не прибавилось позитивной реакции и с появлением-взрослением горячо любимого племянника, который каждый раз, как я фыркну, парирует: «А ты дядя, что ли?». Нет, уж лучше по-американски: «Патрик!» — «А..?», или «Джорджиана!» — «Чо..?».

В последнее время не люблю «девушек». Часто с тыла, особенно впотьмах, начинается заигрывание молодых жеребцов. Это вводит в ступор, в замороженное состояние, когда только глаза хлопают.  Потому что, обойдя объект приставаний, не всякий, особенно подвыпивший юноша, адекватно реагирует на собственный ляп.  Я уважаю молодежь и всячески готова способствовать ее нравственному и физическому воспитанию, но… слово за слово, и угроза получить по ухоженному взрослому личику маячит вполне реально.

После тщательного анализа вырисовался наиболее приемлемый вариант – «деточка». Но не так пренебрежительно: «Деточка, экая вы, однако, неловкая (тупая, сякая)». А вот как автоматически, но по-доброму, невзирая на пол и возраст, говорят деревенские бабушки на базаре: «Спасибо, деточка!» 


 March 19th at 2:22am   425   Oан